Отзывы об Индии




Индия - это не только Гоа.
Когда я собралась в Индию, все мои друзья и знакомые уточняли: на Гоа? У меня родилось что-то вроде остроты: купаться предпочитаю подешевле. И вообще: Гоа - это не вполне Индия (бывшая португальская колония сильно отличается от бывшей британской). Тем более...

читать дальше

Однажды юный эллин спросил своего учителя что он знает об удивительной Индии. И мудрый старик ни разу в Индии не бывавший, ответил ему: "Те, кто уходили на Восток - никогда не возвращались. Восток пожирает тела и души..."

читать дальше

Говорят, Индия - это путь в одну сторону. Однажды войдя в нее, уже не возвращаются. С этим чувством мы приближаемся к Дели, откуда самолет, по идее, должен лететь в Москву.
Трудно себе это представить. Кажется, прошли не месяцы, а века. И пока мы скитались по этой индийской вселенной, в "Новом мире"...

читать дальше

Индия - это не только Гоа




Когда я собралась в Индию, все мои друзья и знакомые уточняли: на Гоа? У меня родилось что-то вроде остроты: купаться предпочитаю подешевле. И вообще: Гоа - это не вполне Индия (бывшая португальская колония сильно отличается от бывшей британской). Тем более, Индия - не только Гоа.

Беспосадочного лету от Москвы до Дели - шесть часов. Тамошнее время бежит впереди московского на три с половиной часа. То есть, вылетев из Шереметьева-2 в пятом часу вечера, мы приземлились в Дели ночью.

Было нежарко и почти ничем не пахло, вопреки тому, что рассказывают бывалые люди. Нас быстренько (ночные улицы были пусты) довезли до квартиры в центре города, где нам предстояло жить. Уставшие, мы сразу легли спать - и проснулись ночью от холода. Ни мохеровые пледы, ни масленые обогреватели ничего не могли поделать в условиях отсутствия центрального отопления и двойных рам. Увы, зимой ночная температура в Дели не превышает +10. Зато дневная поднимается аж до +25, но, когда долго не можешь согреться, сознание этого не очень радует.

Говорим: Дели, подразумеваем: Нью-Дели

Проснувшись довольно поздно, мы открыли балкон - и тут же были оглушены автомобильными сигналами и птичьими криками. А ведь окна выходили во двор! Самыми шумными оказались многочисленные довольно крупные зеленые попугаи. На улице было вполне тепло, и мы вышли из дому, одетые по-летнему. Хотя для местных жителей, да и для давно живущих тут наших все, что ниже +30 - холодрыга, и они не вылезают из джемперов, а то и курток.

И вот мы на улицах Дели. Будем называть столицу Индии так, как привыкли, хотя, согласно Конституции страны, официальное ее название Нью-Дели (так же, как привычные нам Бомбей, Кулькутту и Мадрас с недавних пор следует именовать соответственно Мумбаи, Колката и Ченнаи).

Движение - правостороннее, как во всех странах Британского содружества (и не только). Когда тебя возят, совершенно все равно. А вот когда приходится идти пешком, то и дело впадаешь в панику. В Дели полно перекрестков, где перейти на нужную сторону без риска для жизни практически невозможно.

Улицы центра столицы Индии длинные и, как правило, прямые. Но время от времени они упираются в круг, от которого отходят в разные стороны лучами другие улицы. Пейзаж в основном однообразный - тротуар (или его подобие), ограда, за ней - зеленый массив, и где-то в глубине - одно-двухэтажный особняк. Многоэтажных домов мало, в основном, это отели, офисные здания и торговые центры для иностранцев.

Передвигаются здесь в основном на транспорте. Начиная от классных автомобилей основных мировых марок, которые Индия производит по лицензии, кончая велосипедами. Строится метро, уже функционирует первая линия. Имеется масса автобусных маршрутов, но ими пользуются в основном местные жители.

Очень распространены такси. Их две разновидности: небольшие автомобили английского происхождения и реликтового дизайна (подороже) и моторикши (подешевле, поездка стоит 30-40 рупий, а сто рупий - это приблизительно 64 рубля). Последние пользуются среди иностранцев дурной славой (вроде бы нередко переворачиваются), но я обращалась к их услугам довольно часто - и жива.

Что удалось повидать в столице Индии...

Если вы хорошо знаете английский язык, вам будет просто ориентироваться, во всяком случае, в Нью-Дели, где его понимают абсолютно все. В старом городе, возможно, этого будет недостаточно. Но в любом случае хорошая карта не помешает. Я пользовалась - и нашла все, что хотела. Ну, или что успела. Потому что о главной культурной (и прочей) программе заботились друзья, которые, собственно, нас и пригласили.

В первый же вечер нас повели в сады Лоди. Еще было светло, но смеркалось буквально на глазах. По специально проложенным дорожкам быстро шли люди, кто - в спортивных костюмах, кто - в обычной одежде. Они пришли размять ноги - после, к примеру, долгого сидения в какой-нибудь конторе. Но вообще-то сады знамениты не этим. Здесь находятся старинная мечеть Бара Гумбад (1494), красивейший павильон Шиш Гумбад, а также мавзолеи Сикандера Лоди, перенесшего в начале ХYI века столицу в Агру, Сафдарджанга, Мохаммед-шаха и Дарья-хана.

На следующий день мы были в Старой крепости (Пурана Кила). Форт построен в первой половине ХУI века. Кроме прекрасного парка, здесь стоит осмотреть мечеть Кила-Кухна, которая считается вершиной индо-афганской архитектуры, и павильон Шер Шах Мандал - красивый, но с ним связана грустная история: император Хумаюн спускался в библиотеку (очевидно, из обсерватории), услышал голос муллы, зовущий на молитву, оступился на лестнице - и вскоре умер.

Третий день - и мы в крепости Лал-Кот, почти за пределами Дели. Это ХI век. Главная достопримечательность - Кутб Минар (ХII - ХIУ вв.), на нем с большим искусством вырезаны (по камню) суры из Корана на арабском языке. В ХII веке была построена мечеть Кувват-уль-Ислам, во дворе которой находится знаменитая на весь мир железная колонна. Одни историки полагают, что она была отлита чуть ли не в 895 году до нашей эры, другие - что где-то в У веке нашей эры. Говорят, что, если обхватить ее руками, стоя к ней спиной, то будет счастье. Но, увы - вокруг колонны поставлена ограда. Вершиной архитектурной мощи Великих Моголов считается Красный форт (Лал Кила). "Если где-нибудь на земле существует рай, то он здесь", - так сказал об этом месте персидский поэт Садил Хан. Здесь много что было, чего уж нет. Например, Павлиний трон, который украшал самый знаменитый бриллиант всех времен и народов "Кох-и-нор". Но многое и осталось.

Главные исторические памятники Дели, как вы уже поняли, принадлежат к мусульманской культуре. Древних индуистских храмов практически не осталось. Но и среди тех, что построены в ХХ веке, встречаются совершенно замечательные. А только что открытый Свами Нараян мандир так просто чудо как хорош!

Из других достопримечательностей недавнего времени удалось побывать в парке Неру, где у подножия памятника Ленину в обеденный перерыв любят отдыхать местные жители, в музейном комплексе Махатмы Ганди и в мемориале Индиры Ганди, устроенном в ее бывшей официальной резиденции - со знаменитой "хрустальной рекой" (дорожка из богемского хрусталя, проложенная вдоль тропинки, по которой она шла в момент убийства). А ведь еще есть места кремации этих и других деятелей Индии в парке у реки Джамны...

...и за ее пределами

Начну, конечно же, с Агры. Как мы туда ехали - это отдельный рассказ. Вообще, если бы не отношения между людьми, если бы не их настрой на сотрудничество - не представляю, как вообще можно было бы куда-нибудь проехать. Дорога на Агру не широка, но и не по полосе туда и обратно, как мы позднее ехали на север. По ней одновременно едут скоростные автомобили, раздолбанные автобусы, моторикши, в кабинки которых, рассчитанные на несколько человек, набивается до полутора десятков, велосипедисты, велорикши, повозки, запряженные лошадьми, верблюдами, буйволами. А вдоль дороги ходят неприкаянные священные коровы с телятами, которые периодически оказываются и поперек нее...

Тут-то я и поняла фразу из книги Марины Москвиной "Небесные тихоходы" про то, что главная деталь индийской машины - это клаксон! Вот впереди повозка с кладью до небес, в которую запряжен изможденный верблюд. Водитель сигналит - дорогу уступают. И так всегда и везде. Представляю, что в подобной ситуации было бы у нас! Не везет лишь собакам - раскатанные в бумагу, они буквально устилают дорогу. В данном случае - до Агры.

Агра - это, в первую очередь, мавзолей Тадж-Махал. Шахджахан строил его 22 года - в память любимой жены Муртаз Махал, умершей в 1631 году при рождении их четырнадцатого ребенка. Что об этой жемчужине могольской архитектуры скажешь? Только то, что ее нужно увидеть. Еще в Агре есть свой Красный форт, немного похожий на тот, что в Дели.

Рядом с Агрой находится Сикандра. Там можно увидеть могилу знаменитого Акбара, сына Хумаюна. А в парке - мирно пасущихся оленей, павлинов и вольно гуляющих обезьян по крайней мере трех видов.

На север, в предгорье Гималаев и на матушку Гангу (так называют Ганг сами индийцы) мы ехали местами в полном тумане, смешанном с дымом от кизяков (это сухие коровьи лепешки, их жгут для того, чтобы согреться) и сахарных заводиков (как раз было время уборки сахарного тростника, его все виды транспорта везли по той же дороге).

Мы побывали в одном из семи священных индийских городов - Хардваре, где стали свидетелями ритуального омовения в Ганге, а также поднялись по канатной дороге на вершину небольшой горы. Другой город, который мы посетили, Ришикеш, является мировым центром йоги, а также знаменит тем, что сюда любила ездить группа "Биттлз".

Еще одна поездка была в форт Нимрана. Это прекрасный пример того, как можно использовать наследие прошлого. Дело в том, что в Индии осталось множество дворцов, прежние владельцы которых, махараджи, не смогли содержать свою собственность, и она разрушалась. Нашлись люди, которые дворцы отреставрировали, сделали одновременно отелями и туристическими объектами. Один из красивейших дворцов находится в Нимране. По внешним галереям можно гулять, внутри расположены номера отеля - от 1,5 до 15 тысяч рупий в сутки.

Еда, покупки и так далее

Индийская еда оказалась совершенно замечательной. Просто надо знать, где есть. Конечно, этого не надо делать в придорожных открытых забегаловках. Из того, что довелось попробовать, больше всего понравился кисломолочный напиток ласси (и соленый, и сладкий), острый (умеренно) цыпленок с рисом басмати и овощами, а также сыр типа сулугуни во всех видах.

Вы спросите: а как же страшилки про чудовищную антисанитарию? Да, доводилось, и даже в центре Дели, видеть, как мужчины писают прямо на улице, даже не очень отвернувшись. И грязи, особенно на окраинах и за пределами столицы, тоже хватает. Так что же делать? Мыть руки почаще. Ну и воду, конечно, пить из бутылок, а не абы откуда.

Покупки… Вот тут надо себя постоянно одергивать. Чемодан-то не резиновый, к тому же за перевес придется платить столько, что чудовищная дешевизна превратится в чудовищную дороговизну.

Как вам, например, невесомые, изумительных оттенков шелковые платки и шарфы… по 150 рупий? А чудесные, тончайшей шерсти пашмины - по 350? А отличные дубленки и шубы за сумму, равную ста долларам США?!

Не буду говорить об изделиях из сандалового дерева, золоте, бриллиантах, бериллах, сапфирах, изумрудах и прочем что, конечно же, гораздо дороже, но, по сравнению с московскими ценами, все равно сущие копейки.

Эпилог

Вспоминаешь, где побывали, что успели, - и такая берет досада! Ни Золотого Храма в Амритсаре не увидели, ни знаменитых эротических скульптур в Каджурахо, ни дворцов Джайпура и Удайпура, ни многого другого. Не побродили по Рериховским местам, не углубились в настоящие Гималаи, не, не, не...

Знаю людей, кто, раз побывав в Индии, заболел этой страной на всю оставшуюся жизнь. Они едут сюда с минимумом денег, путешествуют Бог весть, как и черт знает, на чем. Как поется в арии Индийского гостя из оперы Римского-Корсакова "Садко", "Не счесть алмазов в каменных пещерах, не счесть жемчужин в море полуденном, в далекой Индии - чудес!".

Автор - Юлия Рахаева
По материалам: http://www.countries.ru/?pid=1843

 вверх 

Однажды юный эллин спросил своего учителя




Однажды юный эллин спросил своего учителя что он знает об удивительной Индии. И мудрый старик ни разу в Индии не бывавший, ответил ему: "Те, кто уходили на Восток - никогда не возвращались. Восток пожирает тела и души..."

Через несколько лет весь древний мир знал этого юношу - Александра Великого, Александра Македонского. И он двинул свои войска в Индию, и даже покорил несколько княжеств, хотя и был вынужден отступить. Но он забыл слова Аристотеля. Александр никогда уже не возвращался на родной Пелопонесс.

К чему это я? К тому, что Индия - это не просто страна на карте мира.

Индия - это долгий Путь, Индия - это часть линии жизни
Индия - это часть линии жизни

Пасмурным августовским утром 2002 года я первый раз села в черно-зеленое такси в аэропорту им. Индиры Ганди. И не веря спросонья, что я в Индии, глядела на странных темных людей и удивительные яркие цветы и, помятуя о культурном шоке, твердила как мантру: Индия - это моя страна, это мой народ...

Через месяц я написала о моей первой Индии

Что сказать об Индии? Когда мы готовились к этой поездке, мы думали, что попадем просто в другой мир, где живут просто другие люди. Мы ошиблись...

Нищие, хватающие за руки, женщины кормящие детей грудью, и женщины в шикарных переливчатых шелковых сари, калеки и прокаженные, коровы, собаки, потоки грязи и кучи мусора, и тут же готовят пишу и едят, и спят тут же на мостовых, это месиво прорезают машины, рикши и моторикши, все гудит, бибикает, дышит и живет, как впрочем и умирает, как одно гигантское аморфное тело, пестрая и остро пахнущая биомасса.

Так Индия нас встретила.

В первый же день, т.е. ночь, в 2 часа на совершенно пустой и лишенной какого то ни было освещения дороге сломался наш автобус, что впрочем здесь не редкость...

Но не в этом дело...

Здесь не известные европейцам представления о времени и пространстве, в чем мы смогли убедиться на собственном, порой, печальном опыте...

Здесь живут странные люди: некоторые едут за тысячу миль, что бы умереть и быть сожженными на костре из сандалового дерева, для чего много лет копят деньги; другие так приветливо и по- детски открыто улыбаются встречному незнакомцу, будто ждали нас очень давно, или проносят мимо нас вечный праздник вечной жизни, проступающий в каждом жесте и сиянии глаз; иные же в надежде поживиться чего только не изобретают...

И в то же время "Индиец никогда не спросит: "Веришь ли ты в Бога?" Этот вопрос показался бы ему таким же ребяческим, как вопрос: "Веришь ли ты в СО2?" Он просто скажет: "Попробуй сам; если ты будешь делать это, то получишь такой результат, если же сделаешь то - результат будет другим." Все - это Его лицо, все - это Его игра, ужасная или прекрасная, такая же причудливая, как и сам наш мир."

Индия - это мир, населенный живыми Богами, даже, если они нарисованы...

Индия - страна в которой прекрасные дворцы и причудливо изрезанные древние храмы соседствуют с ужасающими лачугами. Здесь есть и страшные болезни и ядовитые насекомые; и дороги в Гималаях, выстланные золотыми и серебряными сияющими булыжниками, а когда едешь, за бортом машины видно только пропасть метров в 100-200, и камни, летящие из под колес, которые кажется тоже висят в воздухе; и бродячие святые, которые могут запросто напоить чаем (может быть даже с коноплей) и с интересом будут вас разглядывать; и буддийские монахи, которые радушно распахнут перед вами двери храма; и многочисленные школы йоги и ашрамы; и просто местечки, где можно прожить всю жизнь, даже не заметив этого...

Индия - страна в которую можно навсегда влюбиться и столь же яростно возненавидеть в первый же день пребывания в ней... Все зависит только от того зачем Вы приехали...

Конечно, в этом немного реальности и много эйфории, но под моей последней фразой я готова подписаться и сейчас. Через 6 лет. Хотя теперь все немного по другому.

Я люблю Индию, но теперь я ее еще и немножко стала понимать.

Я обожаю Гималаи Гархвала, но в них водится горная болезнь, а проходящий мимо милый старец-паломник может невзначай наградить блохами. Да и бормочущие мантры старцы часто не настолько милы, как кажется, и до денег и до белого тела некоторые весьма падки... Мне очень нравятся тамильские храмы, в которых я готова была сидеть часами. Но часто нас там совсем не понимают, веселятся, видя слезы на глазах от чили после блюда "no hot, no spice..." и ведут себя бесцеремонно....

Я обожаю старые храмы Карнатаки и Махараштры, и кажется, что разглядывая их потрясающие скульптуры, которые выглят всегда по разному в зависимости от положения солнца, можно провести целую жизнь, но... в последний раз мне вместо чая принесли непонятного цвета бурду с кусками плавающего нечто с явным запахом гнилой рыбы...

Да, проблемы есть везде.

Говорят, что мы любим не за что-то, а вопреки чему-то...

А о моей десятой Индии я написала только:

Индия, устремленная ввысь Гималайскими пиками....
Индия, пропитанная нежностью ее изваяний....
Индия, поражающая величием своих храмов....
Индия, разрываемая стихиями, разъедаемая язвами трущоб, гниющая сточными канавами, но всегда обращенная к свету и вскормившая людей с лучистыми лицами.

Надеюсь мои фотографии и рассказы помогут вам увидеть ее красоту и единство... и принять Мать Индию.

И я еду снова, и наверное снова чуть-чуть приоткрою для себя тайну Великой Индии. А может быть наоборот Индия откроет для меня частичку моего истинного бытия. В любом случае что-то наверняка случится, как случается всегда, когда мы путешествуем и уходим от обыденности, что бы стать другими...

Удачи Вам в Пути!

ОМ
http://indonet.ru/story/india-snova-indiya

 вверх 

Говорят, Индия - это путь в одну сторону




Говорят, Индия - это путь в одну сторону. Однажды войдя в нее, уже не возвращаются. С этим чувством мы приближаемся к Дели, откуда самолет, по идее, должен лететь в Москву.

Трудно себе это представить. Кажется, прошли не месяцы, а века. И пока мы скитались по этой индийской вселенной, в "Новом мире" вышла первая часть романа о нашем путешествии - "Адамов мост" и дописывается вторая, куда вошли и те события, о которых уже известно читателям "Культпохода". А прошлогодняя публикация бесед у Ганга со свами Амритом переросла в большую книгу, выходящую осенью в издательстве "Эксмо". Тысячи фотографий наконец разобраны. Теперь их можно увидеть на известном сайте. Но главное, конечно, не это. А тот невыразимый опыт, с которым мы возвращаемся домой. Едем, в окно глядим, говорим друг с другом, молча… Я вот что понять не могу. Как могла уцелеть на земле Индия? Может, я передергиваю, но вот: есть мы, при всей разности наших египтов, китаев, европ, америк, - мы как некая коммуналка, и есть Индия, которая - где? Если она на Земле, то весь мир - Индия, и нас нет. Если мы есть, то нет Индии, не может ее быть. Либо мы нереальны, либо она. Или нужны две земли - на одной мы, на другой она. Когда-то я написал: мир делится на Индию и всё остальное. В запальчивости написал, неверно. Если делится на нее, то остального нет. И наоборот. Если на нас делится - нет ее.

Собственно, это и происходило: вся история Индии - это последовательное ханжеское ее вытравливание с лица земли. Нет, не так. Мать насиловали. Грудь посасывали и насиловали. Поглаживали по голове, а горло к земле прижимали - коленом. И я понять не могу не то, почему так происходило - это понятно, а как смогла она уцелеть и жива до сих пор. Ни один народ не смог бы. И не смог - в куда более щадящих условиях, мы знаем примеры. А она смогла.

Здесь что-то не по земным законам, не отсюда она. Народ Израиля - без году неделя был в плену египетском, а стон во все небо, и Бог, и пророки, дедка за репку, пустыня, исход, детская травма на всю жизнь. Индия - восемьсот лет под мусульманами. Язык вырван, святыни разрушены, насильственное обращение не то что в чуждую веру, а как в первую группу крови вливают четвертую. И что? Встает утром, восемь веков спустя, подходит к зеркалу - будто их и не было. Светла, молода, нерастрачена. А Тадж-Махал - святыня ислама - индийский национальный символ. И сразу вослед этим восьми векам - колонизация англичанами, два, а точней, три столетия обращения в христианство. Лицемерного, свысока. Мол, культура пришла к варварам. Единственно истинная вера, вся в крови, грязи и ханжестве, подмяв под себя треть планеты, раздев, разграбив и воцарившись, учит - кого? Вьюн учит дерево. Обвивает, сосет, жиреет, душит, учит.

Крупнейший ученый, первый и главный авторитет Макс Мюллер выпускает библию Востока, пятьдесят шесть откомментированных томов, половина из них - Индия. Первое окно для Европы. Учит, как смотреть в него: белая раса, арии, пришли в Индию с северо-запада, привнесли культуру, знания, потом смешались с аборигенами, выродились. Отсюда - вначале Веды, потом тишь, по нисходящей. Так смотрела просвещенная Европа на Индию - по нисходящей, до белокурых ариев, до нацизма.

Что ж это за народ - всунь ему кусок говядины в рот, и он уже мусульманин, дай ему свитерок, чтоб согрелся, и он уже христианин. Вырежь пару миллионов, а он молчит, ладони у лица складывает, улыбается. Сожги книги, лиши языка, убей Бога, - рис собирает, детей растит, улыбается. Где нация, где руки, за которые взяться, где сопротивление? Нет. Никогда и не было.

Ахимса. Непричинение вреда ни одному из живых существ. Никому - ни человеку, ни муравью, ни воде, ни огню. Три тысячи лет назад, а точнее, пять, принята эта заповедь. Не в ряду других, а первая, главная. И только после нее - Бог, правда, честность, целомудрие, уважай родителей, или что там еще по списку. Первая, и именно потому все остальное, из нее исходящее. Гениально просто. И совершенно не от мира сего. Ни в одной этике мира этого нет. Тысячелетья бьемся над законами нравственности, места живого нет на этом проклятом поле. А тут - изначально, и так просто, и на все времена. Здесь печка стоит, от нее и считай. И стоит, и считают - по сей день.

И тогда нет места ни богоизбранности, ни таким заповедям, как вырвиглаз, ни лицемерью щек - другую подставь, а из храма гони палкой, да, подставь, но при этом и оба глаза вырви, Богу богово, а кесарю кесарево. У какого еще народа так, чтобы принятое изначально оставалось незыблемым на все времена и сегодня было таким же словом-делом, равносильным жизни, как и в первый день? Я не вижу аналога.

Две из пяти мировых религий возникают в Индии. И что? Хоть один крестовый поход, газават? Нет. Великое могучее царство. И что? Агрессия, амбиции к мировому владычеству? Нет. Богатейшие знания, опыт. И что? Никакого навязывания себя другим, никакой экспансии. Взгляд внутрь, в себя, в бесконечность, в Бога. Нет народа, есть человек. Нет того, вокруг чего сплачиваются - ни страны, ни национальной идеи. Есть взгляд, внутрь, от Атмана к Брахману, и обратно, тот же. Есть Веды. Но кто это сказал, кажется, Померанц: вычти Библию у евреев, Коран у мусульман, и религия рассыпается. Вычти священные книги у индусов, и Индия как мироощущение остается. Не здесь основа. А где?

Нас еще нет почти, только ходить учимся, а они уже всё прошли, сидят, на закат смотрят, ноль придумывают. Ману, первочеловек и человек вообще. Так просто: Ману - сын солнца и брат смерти. Кто такой "человек"? Сын солнца, брат смерти. Вот и всё. Здесь печка, считай отсюда. Три миллиарда лет примерно, потом распад, и мир заново ткется, другой узор - из тех же нитей, ах, как долго она вышивала, и опять расплетается. Не линейное время и не цикличное, а и то и другое одновременно. Невоплощенное лежит в основе. Бог это творчество, если попросту. И в этом первопричина порождения мира. И никаких прикладных целей. Проявление себя в творческом действии. Вот и вся мотивация, знакомая каждому, кто имел с этим дело. И никаких целевых аудиторий, богоизбранных. Творить, оставаясь почти безымянным, небесным отшельником, в стороне от кумирен. Брахмой, творцом мира, никем. А на устах кто? Шива, Вишну, другие, те, кто в людях, - не он.

И вот, две с половиной тысячи лет назад, когда уже все свершилось - там, у них, а в Греции только-только еще начинается: Гомер, Платон, - в Индии происходит некое брожение: надо поговорить, уточнить мироздание. На юге возникает несколько философских групп. Адживики во главе с Гонсалой, джайнисты с Джиной Махавирой, буддисты с Буддой, шраманы и брахманы… Готовятся, строят миры, а на зиму идут на север, к Гималаям, селятся в пещерах, устраивают совместные диспуты. Мирно, у костров. И расходятся по берегам. Ни религиозного экстаза, ни священных войн.

А потом приходит император Ашока и объединяет народ в одну семью, все веры сестры, всем сестрам по серьгам, а буддизм - любимая. И древо цветет, все ветви. И буддизм - не откуда-то взявшийся инородец, не прижившийся в Индии и отторгнутый ею почти без следа. Извините. Надо внятно сказать, а не комкать, держа за щекой. Громко и внятно: буддизм - индийская религия, и никакая другая. Одно из направлений индийской философии, рожденной и воспитанной индусами в Индии. Вот так, и честно, и внятно, и с этого начинать. А то, что он не стал со временем единственной или господствующей религией, и почему не стал - это уже другой вопрос. В том же ряду, где, например, почему не стал ею джайнизм или ислам. Чей писатель Набоков? Не русский? А Беккет? То же с буддизмом. Да, немного прихрамывает, как и любое сравненье. Суть не меняется. Рожден Индией, возмужал, построил дом, родил детей и, как подобает духу, ушел в Гималаи. По-хорошему.

Ахимса. Непричинение вреда ни одному из живых существ. Никогда нам этого не понять, ни в голове не сложить, ни в сердце. И не подняться к этому, никакими преображеньями, сколько б ни жили. Вот что в начало положено - в начало мысли, чувства, ощущенья себя в мире: ты, человек, не выше воды, не чище огня, не дороже дерева. Ты - это весь мир, весь Бог, в одном нераздельном вдохе. Нет границ твоих очертаний.

И тогда ахимса становится не умозрением, а твоим костным мозгом. Ахимса, а потом уже - Бог, родина и прочий пафос. Точнее, он перестает быть пафосом, тем полем - героическим, бумажным, проклятым, на котором мы все лежим.

Сергей Соловьев
По материалам: http://www.kult-pohod.ru/themes/kultprosvet/ahimsa.phtml

 вверх 

Индия туры

Туры в Египет, Турцию, ОАЭ - ТурАфиша

© www.goindia.org.ua | e-mail: info@e-x.com.ua

тел. +38 (044) 362-02-60 | моб.: 8 (068) 100-56-68

ул. Красноармейская, 66-Б, 3 этаж (ст. м. "Республиканский стадион") г. Киев